www.diva.by www.diva.by / проекты проекты / ксж ксж / клуб состоявшихся женщин клуб состоявшихся женщин

Любовь Нордштейн: «Мне все время нужно кого-то вдохновлять»

26 февраля 2016

« Женщина бальзаковского возраста. На общественных началах арт-директор объединения художников «Артель».

Делюсь с другими тем, что меня до сих пор радует: природа, искусство, поэзия, юмор, мои друзья, интересные события, поездки….
Люблю планету Земля, талантливых, творческих людей, родных и друзей, животных, в особенности свою Фролу.
Не люблю тех, кто не ценит жизни.
Не люблю ханжества, демагогии и снобизма, а далее по Высоцкому….
Вынуждена терпеть все, что мешает полноценно жить…..
Мои пожелания другим — чтобы в ваши глаза и сердца не попали осколки кривых зеркал. Живите, радуйтесь, любите и берегите этот прекрасный мир!

Снежная королева белорусской архитектуры

Пока мужчины со свойственным им снобизмом утверждают, что архитектура — «мужская профессия», Любовь Нордштейн уже которое десятилетие блистает на архитектурном небосклоне нашей страны. Эффектная женщина с царственной осанкой находит время на все: проектирование, коллекционирование, просветительскую деятельность, общение с коллегами и друзьями. К слову, в этом году новогоднее поздравление многочисленным адресатам она подписала как Снежная Королева. «Моя фамилия НОРДштейн» — северный камень, — с улыбкой поясняет она. Отец, А. Г. Нордштейн, родом из местечка Усвяты, что под Витебском, с будущей матерью нашей собеседницы Т. И. Нестеровой познакомился в Москве, куда та приехала из Подмосковья поступать в педагогический институт.

Сам же он мечтал о большом искусстве — хотел окончить ВГИК или стать архитектором, но дала себя знать болезнь глаз, и планы пришлось поменять — подать документы в институт железнодорожного транспорта. И все же с творчеством А. Г. Нордштейн не расставался всю жизнь: учился на кинокурсах у легендарного С. М. Эйзенштейна, много рисовал и читал…
После войны, пройдя — в прямом смысле слова! — фронтовыми дорогами, семья обосновалась в Минске. Любовь Нордштейн после окончания школы поступила на архитектурное отделение БПИ (БИТУ). Защитив диплом, много лет проработала архитектором в институте, куда в то время по ряду причин был «сослан» выдающийся архитектор Г. В. Заборский.
Он буквально творил чудеса, создавая уникальные экспериментальные проекты, и взращивал своих учеников. «Нравилось ли мне работать в институте? Безусловно! Г. В. Заборский был всецело предан архитектуре и заразил этим же и нас. Работали по вечерам и в выходные дни, причем о каких-то добавках к зарплатам речь даже не шла…»

Именно Г. В. Заборский дал своей ученице-коллеге рекомендацию при вступлении в Белорусский союз архитекторов в 1969 г.

 Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
Любовь Нордштейн с отцом и братом Григорием
Нестеровым
 

Как архитектор и руководитель персональной мастерской она участвовала в проектировании многих объектов, и в числе наиболее интересных считает поселок Междуречье ПО «Нафтан» (сейчас это один из районов г. Новополоцка). «Проектом было предусмотрено все прогрессивное и суперсовременное. — рассказывает Любовь. — И хоть удалось реализовать далеко не все (к примеру, сады на крышах), думаю, что объектов, подобных Междуречью, мало…»

Свою жизнь Любовь считает очень интересной: много путешествовала, рисовала, занималась спортом (большой теннис, лыжи), прекрасно шила и вязала…

А сегодня Любовь немало времени посвящает популяризации в интернет-пространстве «Артели»своеобразной «могучей кучки» художников наших дней. Лидером творческого объединения художников выступает ее брат Григорий Нестеров.

Любовь убеждена, что Беларусь — не только географический, но и культурный центр Европы, она увлеченно доказывает, что в нашей республике столько талантов, что их свет порой попросту затмевает друг друга. Попадая же в другие страны, они начинают буквально блистать на фоне тамошнего окружения: от М. Шагала и Д. Шостаковича, до А. Пугачевой и Н. Подольской.

«Уезжать за рубеж — это не выход!» — считает при этом Любовь, предлагая виртуально распространять белорусское искусство по всему свету. И, к слову, это ей удается: «Артель» хорошо известна за пределами страны. «Как белорусское Полесье питает водой всю Европу, так и белорусское культурное сообщество должно нести культуру в мир», — уверена она.

Согласно древней легенде, первым строителем на Земле была черепаха. Коллекция, собранная Любовью, насчитывает более 500 наименований: это черепахи-люди, черепахи-шкатулки, черепахи-подсвечники… Все выполнено из различных материалов: из металла, фарфора, стекла… Начала писать дневник одной черепашки, но работа пока идет очень медленно… Настало время готовить выставку», — делится она своими соображениями.

 Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
1963 г.Любовь Нордштейн и Г. Шарый — однокурсники


Любовь, когда я разговариваю с вами, то меня не отпускает ощущение, что общение происходит со стихиями, из которых соткан наш мир. Как вы можете это объяснить?

Я водная и огненная стихия одновременно. По знаку зодиака — лев, а по году — водяная лошадь. Так что я представляю себя огоньком на воде.

Это что-то Купальское?

Может быть и так, может быть и такое, когда огненная масса вулкана изливается в безбрежный океан, а может быть, что кто-то просто плывет на лодочке с фонариком.

Костер на плоту?

Да, костер на плоту. А тотем у меня аист, так что я еще и птица. В каждом человеке собирается свой зоопарк и свой ботанический сад. Это по астрологии.

Вот и расскажите об этом.

Когда я учила философию, то не очень понимала ни Гегеля, ни Канта, а когда познакомилась с астрологией, я стала свободно понимать философию, и Канта теперь тоже и читаю, и свободно понимаю его.

Вы человек философского склада?

Не могу сказать, что я такой уж философ, но мой брат — Григорий Нестеров — философ, и он оказал на меня определенное влияние своими взглядами.

Вы всегда хотите докопаться до истины?

Конечно, хочу.

Не боитесь разочарования, ведь истина может быть и неприятной?

Я уже почти прожила жизнь, мне 73 года. И я прошла через разные разочарования, мне уже нечего бояться.

Разочарования были часто? И по какому поводу?

Разочарования, конечно, были. Я такой человек, что «как ни стань, как ни повернись — всегда тебя обсуждают». Я часто отцу жаловалась, что и то обо мне говорят, и это про меня говорят. На что он мне отвечал: «На чужой роток не накинешь платок». Не нужно обращать внимания на болтовню… и идти своей дорогой.

Осуждали почему: вы были не такой как все, вопреки всем и всему?

Я была не вопреки, но отличалась. Я жила в своем мире, несколько отрешенном. Это хорошо, когда каждый человек может жить в своем пространстве. Каждый живет в своих иллюзиях… Меня еще в школе звали Любка — атаман в юбке… Я человек-экстраверт, и без коллектива не в состоянии ничего ни делать, ни творить. Мне нужно, чтобы вокруг меня постоянно была какая-то аудитория. Мне все время нужно было кого-то вдохновлять.

Царская, однако, привычка.

Да, мне нужна команда. А в сказке о «Снежной королеве» больше всех мне нравилась дочка атаманши.

 Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
2016 г.1970-е гг.

Вы бунтарка?

Да, в своем роде, и я могу сказать, врезать правду-матку…

За что и с кем вы боролись?

Я архитектор, и боролась я в области архитектуры.

Лично вам нравится Минск с точки зрения архитектуры?

В молодости этот город был для меня чужим. Все мои друзья находились в Киеве, и когда я туда приезжала, мне казалось, что именно Киев был моим родным городом. А с Минском у меня не было контакта. Зато сейчас у меня с Минском полная гармония. Минск — это город, в котором я прожила всю жизнь с 1952 года.

В Минске есть ваши здания?

Есть парочка, но я сельский архитектор, и когда началась перестройка, бралась за все, что предлагали…

Как звучит основная концепция вашего творчества?

Когда мы в институте делали свои курсовые проекты, я интересовалась всевозможными достижениями в архитектуре. Фильм об Оскаре Нимейере о новой архитектуре в Бразилии, увиденный в десятом классе, решил мою судьбу стать архитектором. Это были 1950-60-е гг. В то время все граждане СССР жили за железным занавесом, и ничего подобного просто не было возможности увидеть. Для нас все это новое — западное было фантастикой. И когда я поступила в институт, естественно стремилась создать что-то новое, прогрессивное — увлеклась всемирной архитектурой… Это было архисложно. По распределению попала в проектный институт «Гипросельстрой», куда был сослан работать архитектор Заборский. Началась работа с переработки домиков. Я как-то пожаловалась брату, а он мне ответил, что заказчик не имеет такого кругозора в области архитектуры, как я, значит, я должна ему показать перспективу развития данного места. Я должна сверху посмотреть на эту проблему. Так он ставил меня на путь, и в результате я сделала много интересных поселков. Когда сверху посмотришь, увидишь эту ситуацию в целом, то становится понятными и принципы моего творчества — из целого я вычленяла ту конкретную ситуацию, которая была поставлена передо мной.

Смотреть сверху — это умение абстрагироваться?

И умение абстрагироваться, и умение видеть перспективу развития данного места в целом. В сельской архитектуре те же принципы работы, что и в городской: жилые и учебные заведения, торговые центры… Много лет я посвятила проектированию сельских школ, и когда началась перестройка, мне удалось соединить все свои мысли в экспериментальном проекте «Школа будущего» и осуществить его. Правда, школу используют не по назначению…

Вы проектировали вашу личную жизнь?

Я жила в мире архитектуры. А остальное отдавала на волю случая. 

Что дает архитектору право иначе выглядеть, иначе думать?

Образование дает достаточно широкий кругозор. Многие архитекторы потом достигают высот в разных областях: певица Архипова, Андрей Макаревич, Андрей Вознесенский — это все архитекторы. Можно бесконечно перечислять такие имена, которые воплотились в совсем других направлениях и проявили свой талант от Бога иначе.
Архитектура — зодчество — праматерь всех искусств.

Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн

А как с личной жизнью? Удалось построить задуманное здание?

В этом плане архитектура была моей личной жизнью, просто я жила вот такой жизнью, остальное меня не так интересовало. Я скрывалась от серости жизни в работе.

Вы меряли других людей меркой архитектора?

Конечно, меня больше всего интересовал интеллект в человеке: как он развит, интересно мне с ним общаться или неинтересно. Я подходила с этой точки зрения к своему окружению. Своих родных, друзей, близких я училась и продолжаю учиться принимать такими, какие они есть….

Долго работали над собой, над своим образом?

Я была из средней интеллигентной семьи: отец — железнодорожник, мать — учительница. Нас было трое детей, достаток очень скромный. Я была очень скованной, скромной. На улице я была атаманом, а как начинался праздник, я себя чувствовала не на празднике жизни. У меня не было кроме школьного платья другой одежды.

Сколько одежды нужно человеку?

Не знаю. Женщине много нужно. Хотя моя мать мне говорила, что у нее было одно ситцевое платье, которое она стирала на ночь и утром надевала. Это были времена революции. И какие-то тапочки были, она их мелом натирала. Так что все это относительно. Ей этого было достаточно.

Поклонников у вас было много?

Много.

По какому рангу вы их расставляли?

Я их не расставляла ни по какому рангу. Я вещь в себе. Они просто проходили мимо.

Что было нужно, чтобы вас зацепить?

Если я влюбляюсь, то это надолго, и от этого отделаться очень трудно. Поэтому я жила в каком-то своем мире, в своих иллюзиях.

Что для вас любовь?

Все.

Как небо, земля, солнце?

Конечно.

Вы настолько жертвенны?

Раньше мне ужасно не нравился рассказ Чехова «Душечка», а сейчас я пришла к выводу, что я и есть Душечка. Мне обязательно надо кого-то любить, кого-то опекать, о ком-то заботиться.

Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
Любовь Нордштейн с братом Григорием Нестеровым

Это пришло с возрастом или вы такой родились?

Я была такой сразу. В семье была за старшую — мать рано умерла. Я опекала и брата, и сестру, и на работе свою бригаду опекала. И мужчины мне попадались такие, которых приходилось опекать.

Почему мужчин нужно опекать?

Все как-то маменькины сынки мне попадались. Они были беспомощные, их надо было как-то поддерживать.

Это рецепт только для наших женщин или явление планетарного масштаба?

Не знаю, я со всем миром близко не сталкивалась. Можно думать по-разному, и все равно будет неправильно.

Мужчина — вечный ребенок! Звучит поэтично, но не по мужски…

Я так не скажу. Я встречала и настоящих мужчин. Но говорят, что это хорошо, если человек способен сохранить в себе ребенка.

Что вы имеете в виду под фразой «сохранить в себе ребенка»?

У этих созданий своеобразное видение мира, восприятие какое-то — свежее, свое. Они могут все время удивляться миру. Это очень важно.

Удивляться миру до конечной точки — это признак опыта, ума, мудрости или это признак чего-то другого?

Это жизнелюбие. Я много лет провела исключительно в своей работе, не замечала окружающий мир и глубоко в него не проникала. У меня появилась приятельница, намного старше меня, ей сейчас за 90 лет, и она научила меня замечать все, что являет нам жизнь. Она обращала внимание на то, что вокруг, и она как бы открыла мне глаза на прекрасное, что оно рядом и его можно увидеть в пылинке, соринке, в травке…

Это специфика архитектора — не видеть мелочей?

Нет, им может быть и молодой человек, очень эгоистичный, который живет исключительно своими проблемами. Он не видит ни родителей, ни родных, он зациклен на себе, и даже любит только себя. Даже в любви он любит только себя. Это я о себе говорю. Когда в молодости я влюблялась, я не могла стать на сторону другого человека, который меня любил. Потом, с возрастом это прошло….

Какие еще изменения происходили в процессе?

«Пойми самого себя и ты поймешь весь мир». Мудреешь с возрастом: больше видишь, больше прощаешь, больше замечаешь прекрасного, радуешься всему: солнцу, погоде, каждому листочку, цветочку…

Но опыт, он всегда горек?

Конечно, пока ты себе шишек не набьешь, на грабли не наступишь — ничему не научишься.

У опыта одна задача — учить?

По астрологии, каждый человек приходит в этот мир решить определенную задачу. И задача может быть очень простой. У меня есть таблица мудрецов и там по дате рождения можно вычислить, какая задача у человека. Жизнь человека — это 45 минут с точки зрения космического измерения. И человек решает задачку какую-то, он совершенствуется, работает над собой, он какой-то недостаток характера должен изменить. Он должен решить какую-то свою личную проблему.

Как можно решить задачу, если мы не знаем, какую?

Человек интуитивно чувствует, что он должен сделать.

В чем состоит ваша задача?

Я — лев, огненный знак, царь зверей. Я зациклена на себе, моей задачей было освободиться от этого и указывать на эти проблемы другим ….

А не бессмысленно ли бороться с какими-то чертами в других людях? Это возможно?

Не бороться, а показывать им, над чем они должны работать.

Считаете, что люди сами не понимают?

Понимают, конечно, но не всегда и не сразу.


 Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
Любовь Нордштейн с братом Григорием 
Нестеровым




Насколько люди обманывают самих себя?

Не поймешь, не исправишь — на второй год оставят, пока задача не будет выполнена.

Второгодник в этой жизни, в стране паразитов — это ужасно!

Когда я заболела в 5-м классе болезнью Боткина, то пропустила целую четверть. Мне предложили остаться на второй год, а для меня это была бы катастрофа. Я не хотела быть переростком-второгодником и я успешно окончила пятый класс.

Кем лучше быть: умным или дураком?

По-разному. Мне один архитектор говорил, что надо уметь устраивать спектакль для себя: иногда надо побыть дураком и посмотреть, как другой человек поведет себя в ситуации. Каждый человек тебя чему-то учит.

Считают, что искусство — это основная деятельность, которой человек должен заниматься на Земле.

Думаю, что в любой профессии человек должен творчески проявляться. Любить свою работу, относиться к ней с энтузиазмом.

Работать над собой — в 8 утра ушел работать над собой, в 18.00 вернулся… Или как?

Над собой очень трудно работать. Легенда гласит, что Моисей родился с ужасным гороскопом убийцы, но он смог себя превзойти, поэтому и стал пророком. Это очень тяжело — быть волевым человеком…

Что значит для вас преданность? Бывает же любовь до гроба, а потом опять свадьба…

Бывает всякое. Лично я три раза влюблялась. И это ужасно.

Искренне?

Искренне, конечно. И страдала от этого.

Любовь — это счастье?

Молодежь максималистки относится ко всем своим чувствам, отсюда и большие страдания. А так — это действительно счастье.

Что вас в жизни больше всего напрягает?

Надо заниматься бытовыми проблемами, и от этого никуда не уйдешь. Мне хочется заниматься чем-то для души, не думать о быте, но приходится о нем думать.

А у вас нет такого, что когда убираешь квартиру, заодно и себя прихорашиваешь?

Так раньше было: заканчиваешь проект и убираешь все бумаги — наводишь порядок и освобождаешь себя для чего-то нового.

С кем или с чем вы не хотели бы расставаться?

Хочется умереть в доброй памяти. Не хотелось бы впасть в маразм на старости лет. Хотелось бы, «если пули — то одной, если смерти — то мгновенной».

Об этом мечтают практически все.

Не хочется проходить через болезнь, через страдание не только физическое, но и душевное.

А мир для вас действительно прекрасен?

Да.

А как же — «рано утром на рассвете волки зайчиков грызут»? Прекрасен с точки зрения волка, а с точки зрения зайчика?

Страшно, конечно. Когда я лежала в больнице, мне женщина рассказывала, как они во время войны жили в землянках, пасли скот, как мальчишки ходили воровать, потому что голодно было. Ей разводили костер, и она так одна оставалась пасти маленького поросенка, вот сидит у костра и выходит волк, он схватил поросенка и убежал в лес…Страшно!

И любой козленочек, любой ребеночек, когда вырастет, должен быть съеден?

Но вы же выросли, и вас не съели.

Даже самому странно, что еще не съели.

Как на роду написано, так и получается. Ко всему философски надо относиться: Бог дал, Бог взял…

Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
Коллаж работ мастерской Любови Нордштейн

Насколько принципиально нужно выполнять обещания?

Просто надо выполнять обещания. Хоть и говорят, что обещанного три года ждут, но выполнять надо.

А если в процессе выполнения понимаешь, что это глупо? Все равно выполнять?

А зачем давать глупые обещания?

Каково идеалисту в этом мире? Что самое тяжелое, кроме чистки картошки?

Самое тяжелое — старость.

Некоторые говорят, что старость — это потрясающе. Это новые ощущения…

Новые ощущения — это когда ты можешь делать все, что ты хочешь. Но силы уходят…

Зато появляется свобода от этого вечно-дурацкого желания размножаться. Оно уходит, и вдруг открываются глаза на мир.

Да, мир открывается, но в то же время что-то и закрывается. Ты вдруг наконец-то увидел этот мир, а он от тебя уходит.

Что является для вас самым главным учителем? Жизнь, Бог, люди — кто?

Все учит понемногу… Мы учимся и у жизни, и у людей, и у учителей, и у друзей, и у врагов.

У вас враги есть?

Были, наверное. Может быть и сейчас есть. Я думаю, что есть.

Какой самый лучший способ отношений с врагами?

К ним надо хорошо относиться.

И получается?

Я не воюю, а стараюсь не обращать внимания.

Сдачи надо давать?

В детстве я очень сильно дралась, давала сдачи, когда надо было и не надо было. Вражда и война порождают еще большую войну.

Если выбить зубы, то кусаться будет нечем.

Да они и сами выпадут рано или поздно.

Но за себя заступаться надо?

Конечно, надо. Надо отстаивать свои позиции, свои взгляды, свои мнения. Нельзя быть конформистом.

Насколько важен вкус, насколько это от Бога и можно ли это приобрести?

Если человек попадает в хорошее окружение — у него хорошая школа, то все это вырабатывается. Культура же тонкими мазками наносится на человека. Если человек вырос в определенной среде, он получает определенную огранку, как камень. Хорошее воспитание, хорошие манеры, изучение каких-то там наук и так далее — все это шлифует человека. А если у него еще есть и ум, то это замечательно.

Халтура в жизни, в отношениях, в профессии, в общении — что это?

Я не люблю халтуру. У нас иногда считалось сделать какую-то дополнительную работу — халтурой (подработкой). Но когда я брала дополнительную работу, я так же серьезно к ней относилась. Это просто так называлось, а отношение к этой работе было серьезным. Халтура сейчас — это несерьезное отношение к делу, к жизни, к людям. Я этого не люблю.

Макияж, мода — для вас это что-то естественное?

Конечно, это очень важно: и мода, и макияж. Я особенно макияжем не увлекалась, в молодости это не было принято. Я веселый человек, люблю посмеяться. Однажды мы пошли на концерт в Дом искусств и сели близко к сцене. Вышел артист. Стал в неестественной позе и запел. Мы с подругой засмеялись, у меня потекли слезы, и моя тушь вся потекла по лицу. Так мы смотрели на себя и еще больше хохотали. После этого эпизода я перестала красить ресницы. А губы я обязательно крашу.

Когда я была молодая, всего было мало, и я все делала своими руками. Я сама шила, сама вязала. Мне очень нравилась польский журнал «Шпильки», где на последней странице показывали модные тенденции. Все говорили, что я модной была.

Клуб состоявшихся женщин Саши Варламова: интервью с Любовью Нордштейн
Коллаж работ мастерской Любови Нордштейн

Вы когда-нибудь участвовали в соревнованиях по внешности? И что это такое соревноваться по внешности?

Нет, я не соревновалась по внешности. Однажды меня пригласили работать в Дом моделей — я тогда была «тонкая, звонкая и прозрачная»… Но брат был в ужасе. Он тогда художником подрабатывал в Доме моделей. Он сказал, что манекенщица — то же самое, что продавщицей в магазине работать. Старший брат мне запретил быть моделью.

Карьера — это марафон, бег на сто метров… В какой вы сейчас находитесь ситуации?

Я свою мастерскую приостановила. Думаю, что это временно, но нет ничего более постоянного, чем временное. И первая половина поезда уже ушла.

Собираетесь дальше участвовать в марафоне?

Сейчас я у брата арт-директор в «Артели». Мне это более интересно. Мне уже восьмой десяток, какой марафон?! Я отпустила вожжи и сейчас брожу, куда хочу… Жизнь покажет, что будет дальше «Человек предполагает, а Господь располагает».

Когда вы утром просыпаетесь, какие у вас впечатления, ощущения, мысли?

Когда здоров — одни мысли, когда болен — другие. Я больше люблю думать перед сном, а не когда просыпаюсь.

А первая мысль, после пробуждения — какая?

Нужно жить дальше. Я должна опять все сначала начинать.


Рады видеть вас в Клубе состоявшихся женщин Театра моды «Шкаф»!

Автор благодарит Светлану Долгонюк за помощь в подготовке материала.

Фото из архива героини.



Оцените, пожалуйста, этот материал, выбрав желаемое количество звезд

Оценка читателей Diva.by: 4.3 из 5 (6 оценок)
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ: Саша Варламов, интервью, персоны, Клуб Состоявшихся Женщин, Любовь Нордштейн

Статьи раздела

15 июня 2016 • Клуб состоявшихся женщин Елена Березина: «Нам всем надо научиться быть ненужными» В рамках «Клуба состоявшихся женщин» Саша Варламов посебедовал с художницей Еленой Березиной о патриотизме, ограниченности трендов, гламуре, моде на вышиванки, современном искусстве, нераздельности дружбы и любви и многом другом...
02 июня 2016 • Клуб состоявшихся женщин Светлана Авраменко: «Человек живет до тех пор, пока у него есть мечта» Героине Клуба состоявшихся женщин Светлане Авраменко 39 лет, она увлекается психологией, старается не мечтать о том, как жить, а жить так, как мечтает. Саша Варламов побеседовал со Светланой о том, как получать от жизни удовольствие, зачем слушать интуицию и как сделать так, чтобы счастье бежало вслед...
20 мая 2016 • Клуб состоявшихся женщин Светлана Долгонюк: «Всегда побеждают дипломаты, а не упрямцы» Читайте в интервью Саши Варламова с педагогом Светланой Долгонюк в рамках Клуба состоявшихся женщин: может л быть полезен чужой опыт? Каких принципов придерживаться в воспитании детей? Как сохранить отношения в семье в течение долгих лет и почему ревновать – вредно? И многое другое...
12 мая 2016 • Клуб состоявшихся женщин Елена Бондаренко: «В какой-то момент я поняла, что моя жизнь – бег по кругу» Героиня Клуба состоявшихся женщин Елена Бондаренко – продюсер и телеведущая кулинарной программы «Полезный десерт» СТРИМ ТВ, продюсер цикла программ «Охота в Беларуси» СТРИМ ТВ, проектный менеджер MediaTime.by и мама двух замечательных сыновей...
07 мая 2016 • Клуб состоявшихся женщин Ирина Гончарик: «Самое главное в моей жизни – жить с радостью и интересом» Ирина Гончарик, героиня Клуба состоявшихся женщин, уже на пенсии, но ведет очень активный образ жизни: пишет стихи, ходит на пилатес и в тренажерный зал, посещает театры, концерты, выставки, показы моды… Любит путешествовать, знакомиться с другой культурой и историей...
26 апреля 2016 • Клуб состоявшихся женщин Наталья Фурсова: «Мое счастье – внутри меня» Героине Клуба состоявшихся женщин Саши Варламова Наталье Фурсовой 44 года, она работает в журналах Taxi и «Клуб СВ», главными ценностями в жизни считает мужа и четверых сыновей...
17 апреля 2016 • Клуб состоявшихся женщин Светлана Федосик: «Любить – это делать одно дело с тем, кого любишь» Новая героиня Клуба состоявшихся женщин – Светлана Федосик, работает микробиологом на предприятии «Лекфарм». Все свое время делит между семьей и любимой работой – у Светланы муж и четверо детей...
05 марта 2016 • Клуб состоявшихся женщин Екатерина Владимирова: «На работе у меня сорок пар глаз, которые не обманешь» В рамках Клуба состоявшихся женщин Саша Варламов побеседовал с руководителем детского сада Little Prince Екатериной Владимировой...
Реклама на DIVA.BY
Тел.: +375 (29) 644-89-77