www.diva.by www.diva.by / проекты проекты / ксж ксж / клуб состоявшихся женщин клуб состоявшихся женщин

Елена Березина: «Нам всем надо научиться быть ненужными»

15 июня 2016

В рамках «Клуба состоявшихся женщин» Саша Варламов посебедовал с художницей Еленой Березиной о патриотизме, ограниченности трендов, гламуре, моде на вышиванки, современном искусстве, нераздельности дружбы и любви и многом другом…

Возраст: 49 лет

О себе: человек, женщина, друг, коллега…20 лет из них — мама; 34 года так или иначе околачиваюсь возле искусства: бывший музейщик, художник росписи по дереву… 

Чем бы хотела поделиться с другими: нерастраченной нежностью…

Что пожелать: смелости сделать что-то важное, сообразно собственным ценностям; не бояться быть уязвимыми; быть верными себе…

Люблю: мастерство; абрикосовое варенье; наблюдать и думать; состояние очарованности, влюбленности; хурму; счастье других; негромких людей; рутину; спонтанность; лошадей (а вернее, ту дикую силу, которая просыпается в тебе от контакта с ними); ветер; свою никому-не-нужность….

Не люблю: пафос; соревнование; интриги; сало; высокомерие; манипуляции; непрофессионализм; дешевую похвалу; превосходную степень; сравнения; преувеличения; чужие беды (скорее, мою беспомощность в них); чрезмерность; затяжные назначенные праздники; поддельное; отношения по инерции; понты; профессиональную духовность; не люблю привлекать внимание; не люблю режиссировать события…

Елена, вы себя полностью устраиваете?

Бестолочь я, самая настоящая бестолочь…) Сколько себя помню, я никогда себя полностью не устраивала, но сейчас я более-менее спокойно к себе отношусь. Ничего не поделаешь, учусь все принимать таким, как есть. Других легче принимать, чем себя.

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

А в чем проблема, как вы думаете?

Вроде бы и проблем особых нет. Возможно, к себе я более требовательна, чем к другим. Знаете, есть выражение «богатый внутренний мир»… Так вот у меня «богатая внутренняя война»…))) 

Самоедство?

В юности было самоедство. А сейчас я думаю, что самопознание и самовосприятие — большая иллюзия и ловушка…

Как всегда, из-за формы носа?

Нет. Я очень поздно начала думать о своей внешности, только лет в 19-20 начала подкрашивать глаза, но чаще очень стеснялась, потому что всегда считала себя слишком худой и слишком высокой. Мне очень долго хотелось спрятать себя, свое тело, я надевала широкие одежды, пряталась в них. 

Девица на выданье и вдруг такое!

Я, наверно, больше чувствую себя человеком, чем женщиной…) Для мальчишек я была скорее девочкой-другом, чем объектом фантазий. Моя младшая сестра была маминой дочкой, а я — папиной со спартанским воспитанием, было непозволительно жаловаться, скулить. Мы жили тогда на Алтае, отец брал меня на рыбалку, ездили куда-нибудь автостопом, ходили в табор (родители дружили с кочевыми цыганами)… Отец мечтал о мальчике, а родилась я, и вот таким образом стали воплощаться папины мечты. Я была пацанкой, он так меня и называл. Да и в подростковом возрасте я была андрогинной, и в моей жизни было много спорта. До сих пор я так и иду по жизни — пацанкой. А моя любимая и мудрая подруга, которая сейчас живет в Штатах, всегда говорит мне: «Березина, ты с одной стороны уникальна тем, что можешь дружить и с мужчинами, и с женщинами, и с бывшими, и с не бывшими — ты такой дружбан, очень просто превращаешься из женщины в друга, но в то же время это мешает тебе устраивать свою личную жизнь.»

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

И как же все-таки удалось выйти замуж?

Случайно. (смеётся)

Ваш муж женился на своем друге — на вас?

Надеюсь, что нет… Хотя, что такое дружба? Это ведь та же любовь, только без алькова…Я никогда не хотела замуж ради замужества… Это ведь своеобразное трудоустройство… ) Более того, у меня есть один пунктик… Я панически боюсь официальных отношений…. Я никогда не была замужем с печатью в паспорте. Конечно, я влюблялась, но проблема была в том, что я влюблялась всегда тихо, и никто даже не подозревал, что я люблю. За свои 40 с хвостиком лет никто ничего никогда так и не узнал, ну, может быть, догадывался. Спустя время встречаешься с людьми, разговариваешь, узнаешь, что тебя, оказывается, любили, но боялись. От мужчин всегда звучит это слово «боялся». Я не знаю, почему так происходит? 

Кавалеры трусоваты от природы?

Я думаю, что да, есть в них слабость какая-то. Ведь любовь и близость (настоящая близость, не постель) — это большой риск, почти опасность…

Ваш сын относится к вам как к маме или как к папе?

Как к маме. Слава Богу, мы с ними друзья, несмотря на мою вынужденную внешнюю авторитарность, хотя по своей сути я совсем не авторитарный человек, поэтому и сбежала из директорства. Я очень не люблю руководить, командовать, но особенно — наказывать. Ни людей, ни детей своих не люблю наказывать. Но у меня нет времени и сюсюкать с детьми. Бывают ситуации, когда я сказала и могу жестко повторить. Но они ко мне относятся как к бестолковой женщине, даже так и говорят: «Какая бестолковая у меня мама!…» Сейчас у меня такая загрузка с работой, что дети мне и готовят еду, и кормят меня — кухня на них, мы вместе только покупаем продукты, а готовят уже они. Мне кажется, что они заботятся обо мне даже больше, чем я о них. Они более светские: любят накрывать столы, что-то организовывать, украшать… Хотя в моем доме нет светскости, все в рабочем ритме, в рабочем состоянии. Откуда это в них — не знаю. 

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Мама-художник повлияла?

Не знаю. У моих детей было много и «мам», и «пап», и воспитателей… С самого рождения одного и второго они везде были со мной. Походы, турслёты, экспедиции, и когда я в музее работала, и в Минске в аспирантуре училась, в гости — они всегда были со мной. Я никогда не просила бабушек, никому их не оставляла. Мне дети никогда не мешали, они мне не обуза. Ни мои дети, ни чужие. У меня нет воспитания в ортодоксальном смысле. Они просто рядом со мной, с моими друзьями, участвуют во всем и везде. Вот такая негативная педагогика…

Чем занимается старший сын?

Яну сейчас 20 лет. Мужская профессия у него — электрогазосварка…Он очень стабильный в плане друзей и со своей девочкой встречается уже 5-6 лет, они со школы вместе. 

А младший что сейчас делает?

Савве 9 лет. Учится в школе. Он левша, мозг у него конкретный, технический что ли, у него все рисунки — как схемы, он все очень подробно рисует. Рисует, как льется вода, как падает свет, звук, он все это прорисовывает. Когда он писал Деду Морозу письмо и рисовал ему открытку, то сделал ошибку, потом обвел ее и написал, что это ошибка. Он всегда все уточняет с дотошностью, любит инструкции всякие читать. Такой… сказка с подробностями…

Сыновья на маму не похожи?

Не знаю… Нет… Мы все очень разные… Единственное, пожалуй, я могу сказать с уверенностью, что я и мои дети не агрессивны и не конфликтны. Я в быту даже скучноватый человек — все время занята, работаю. У меня высокая толерантность к определенности. Я бы даже сказала, что я люблю рутину… Моя интровертность на грани аутизма, почти асоциальна. (смеётся) Хотя проблем с коммуникацией нет, но я в ней не нуждаюсь. Мне хорошо с собой…) Я не говорю (не знаю), как меня воспринимают другие… Я говорю о том, как я себя чувствую… И не хочу знать ничьих мнений и оценок (ни плохих, ни хороших) на предмет меня… Это еще больше запутывает… Я любила говорить со своим соседом-алкоголиком, который ничего не читал. Он мне был интересен тем, что он такой, какой он есть…А я не знаю, какая я на самом деле: много начитано, много обдумано, много мыслей о том, что читаешь, что знаешь… И иногда думаешь, ты — это ты или это книги в тебе? 

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

И какой ответ чаще?

Нет ответа… то, что пришло извне, тоже как-то проросло во мне. Мне сейчас самый обыкновенный — ординарный человек кажется совершенно необыкновенным, видимо, какое-то время пришло, я не знаю, связано оно с Интернетом или нет, но в нем есть некая чрезмерность. Наблюдаешь за людьми, и все какие-то особенные, гениальные, очень много превосходной степени. 

Этот они сами о себе так думают?

И сами о себе думают, и это вошло в некую манеру общения… Если человек что-то сделал, то он — гений. Вот эти все словеса: роскошный, гениальный, волшебный постоянно в лексике присутствуют. И поэтому совершенно обесценились такие слова, как талант, гений… У нас гений каждый второй. Я об этом много думаю. А хочется действительно тихого. В этой чрезмерности люди стали монотонными, как это ни странно. Эта превосходная степень с огромным количеством восклицательных знаков — некий новорусский пафос. У меня тоска по негромким людям.

Каждый король убежден в том, что он король?

Наверное так. Этакий комплекс Короля Лира: «А как ты меня любишь?»

Для чего все постоянно хвалят всех? 

Может быть, модно сейчас так? Быть восторженно неискренним. Бояться перестать быть друзьями, бояться нажить врагов… Не знаю, Саша… эпоха утраченной простоты…

Но также и бездарность сочтет себя одаренной?

Ничего страшного в бездарности нет. Беда в том, что на нее есть спрос. Сейчас так и есть, особенно когда смотришь современное искусство. Некий «встроенный талант» в кавычках. Много суеты… Мещанства сейчас стало гораздо больше, как это ни странно. Довлатов, кажется, говорил, что мещане — это люди, уверенные, что должно быть хорошо… 

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Мещанство воспринимается как позитив?

Да, как позитив — все эти тренинги, такая профессиональная базовая мотивированная бездуховность. Я родилась в Сибири, а там люди и сейчас, и в те времена немного другие, моей няней была китаянка. Мои родители дружили с Василием Шукшиным, мама училась у Роберта Рождественского, он был тогда аспирантом и преподавал. Она дружила с Леоновым, с Маресьевым… Я их не очень хорошо помню — была ребенком, сидела на коленях, и мне было все равно, на чьих коленях я сижу. Но в этих людях не было вот этого новорусского пафоса. Я родилась, когда моя мама была уже директором школы, и помню, что приходилось часто ездить в поездах, и когда во время знакомства у нее спрашивали, кто она, то она всегда отвечала просто — учитель. Выпячивать свою должность было стыдно. И когда я работала в музее, то мы много разговаривали с деревенскими бабушками — носителями и создателями искреннего народного искусства, и я поняла, что мне очень близка средневековая мысль об анонимности искусства в целом. Безымянность не предполагает многое из того, что происходит в искусстве сейчас. Упадок искусства начался именно с персонификации. Вот в этом моя позиция, когда я говорю об искусстве не для себя, а для других, когда авторы совершенно не думали о славе, об успехе и прочих суррогатах. Поэтому мне немного странна эта погоня за звездностью… Время выскочек… Пожалуй, главный смысл красоты в том, что у нее очень сильная защитная сила, красотой защищались. Мы все помним сказки про красных девиц, и поэтому все эти Змеи Горынычи, Кощеи, драконы и выбирали себе самых добрых, самых красивых и девственно чистых. Эти три качества особенно ценились. Красота была своеобразным оберегом, хотя сама беззащитна — ее все хотят, но боятся. Красоту хочется присвоить…

Насколько каждый человек — Бог?

Я не настолько молода, чтобы все знать…) Но полагаю, настолько, насколько он соответствует себе. Я очень люблю людей в работе, они очень красивы в эти моменты. Приведу, может быть, странный пример. Мы как-то делали объект под Гомелем и там был один человек, он работал бензопилой, как я кисточкой. Я не могла оторвать взгляд от него, я даже снимала, как он работает и целовала ему руки…(смеётся) Хорошо, когда человек умеет работать, когда у него есть сила и мастерство. Вот это уровень Бог… 

Чем меньше в человеке наносного, чем меньше в нем показного, чем меньше в нем страха, тем больше он соответствует себе. И если перейти на язык религии, то в рай попадают те, кто соответствует божественному внутри себя. А когда человек пытается в рай въехать на хромой козе, здесь уже меньше Бога. Но я никогда не ставлю крест на человеке и не могу сказать, в ком Бог живёт, а в ком нет. Конечно же, у меня нет такой вульгарной уверенности на обладание истиной…

Может быть у того, в котором «нет», он какой-то, как на старом чердаке, где всё завалено, и просто нужно разгрести всё. Хоть такого пессимиста, как я, надо еще поискать, но я просто не смогу жить, если вдруг перестану верить в людей. 

И чем дольше я живу, тем у меня больше оттенков, и тем меньше я знаю. А в юности все было понятно: где чёрное, где белое… А сейчас, с одной стороны, вроде бы больше стало понятно про людей, но это не относится к конкретным людям. Опять же, моё счастливое внутреннее устройство в том, что я созерцатель. Я люблю наблюдать за людьми, и это меня очень спасает от оценки. 

Я не хочу иметь мнение о ком-то. И опасаюсь тех, которые говорят: «Я знаю». Чаще всего это бывает от невежества.

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Почему художники избегают розового цвета? Розовый — признак пошлости?

Не знаю, почему остальные, скажу, почему я не люблю. По большому счёту я не очень люблю разбеленные оттенки. Розовый цвет для меня — это красный, но лишённый силы, лишённый энергии.

С любой пастелью так?

Пастель тоже разной бывает. Лично я люблю цвета в сторону зрелости, в сторону пыльности — пыльные, зрелые цвета. У японцев есть такой термин «моно-но аварэ — очарование поживших вещей», вот такие цвета я люблю. Или стиль «ваби-саби — красота несовершенства». Когда есть история, так же, как и у лиц. 

Вся эта нежность, эти цвета пастельные, распускающиеся цветы — это все для обожания, как молоденькие девушки, потому что свежо, приятно, но в этом ещё нет силы. В этом есть прелесть, на которую ты будешь любоваться, и всё, и так же в лицах, и в цветах, во всём, когда появляется вот это знание, вот эта красота поживших вещей… Я очень люблю именно возрастных женщин.

Поэтому гламур и называют фашизмом красоты?
Слово гламур изначально не носило такого смысла, который оно обрело сейчас. На нашей территории почему-то всё гипертрофируется, трансмутируется в какие-то совершенно неуклюжие формы. Нефтяное барокко в интерьерах, плотный-плотный ампир — я это все отношу к гламуру. Все это всегда было: специфические завитушки, вензеля, блеск, любовь к слову «багата», именно через фрикативное «г»… Но во всем гламуре, во всех этих светских львицах, во всех этих журналах, знающих ответы на все вопросы, дающих советы, очень много провинциальности на самом деле. 

Причём я заметила, эта провинциальность очень характерна москвичам (пусть они меня простят). Непременно нужно указать марку вина (к примеру) и сколько оно стоит, если его пьют, непременно сфотографировать этикетку. Почему, откуда это? Кажется, человек живет в достатке, и молодец, заслужил, но почему это нужно подчёркивать, козырять этим зачем? Мне кажется, вот это и есть провинциальность. 

Для меня гламур равен провинциальности, потому что гламур демонстрирует то, чего нет на самом деле. Некое искусственное благополучие, некое искусственное счастье и прочее-прочее.

Провинциальность и мещанство — причина и следствие?

Нет, я абсолютно уверена, что провинциальность это не географическое понятие. Все эти серпы с молотами на платьях, вышиванки и им подобное, это продажа идеи за копейки. И дело в том, что это некая имитация, а имитация всегда пошловато выглядит. 

И еще важно, чтобы место для имитации было совершенно чётко определено — это быт или это сцена, если это исследование либо реконструкция, то почему бы и нет? 

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Всему своё место. 

Абсолютно согласна. Нет меры: либо дворцы с позолотой и блузы со стразами, либо хаты да вышиванки с лаптями…Чрезвычайно редко бывают удачные стилизации под этнические вещи. Но у нас, к сожалению, не умеют и это делать. Все, что мы экспортируем, вот эта сувенирность — вторичность культуры. 

Они могут быть роскошными сами по себе, но, извините, на хохлому Семачев оформил авторские права и несчастная моя любимая хохлома… Из неё и биотуалеты, и мусорные баки, и здания в Москве — убили просто всё. Я, кстати, совершенно не против китча. Бывает такой безупречный китч, когда он сознательный и профессиональный. В Третьяковке как-то была выставка о художниках 1990-х «Украшение красивого»… Вот как раз об этом…

 А гламур, видимо, и есть украшение красивого. Во всем этом видно желание современного человека не быть, а казаться. Люди хотят быть в тренде. Когда человек ощущает себя в неких рамах, так называемом тренде, он становится ограниченным. И когда вы говорите ему свою правду, показываете другое, другой мир, гигантский мир всего: что в искусстве, что в жизни, что в быту, что в отношениях — всё что угодно — человек теряется, он не понимает, как быть собой, у него потеряны ориентиры. 

Это очень удобная позиция — быть в тренде, в контексте, тогда тебе всё понятно. Но мне это кажется унизительным. Почти как в армии: ты одеваешь это, сумка должна быть такая, туфли у тебя должны быть такие, маникюр такой, всё понятно. А в итоге получаются модные, актуальные, но монотонные люди. Несмотря на такие колоссальные возможности теперешнего времени, моды, когда можно всё выбрать для себя, что тебе соответствует, все, как мультики, одинаковые. Но это другой уровень эстетики, это другой этический компас…

Что делать, чтобы прослыть патриотом?

Что делать, чтобы быть патриотом?

Да, носить вышиванку, говорить на специальном языке… Или патриотизм — это нечто иное?

Это совершенно иное, для меня это подмести возле своего дома, посадить газонную траву, вырастить куст сирени.

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Не срубить дерево, наверное…

Да, для меня это не сломать ветку, когда ты идешь мимо соседского цветника, не сломать и не выбросить ее через пять метров… Патриот должен быть профессионалом в своем деле. Как ни странно, мне очень нравится слово патриотизм в таком понимании.

Это противоположно слову «халтура»? 

Противоположно. Знаете, патриотизм для меня равнозначен слову «давать». Не нужно самоутверждаться за чужой счет…Причём я бы разделила это на несколько частей — это ты сам, твоя семья, твой город, твоя страна… Это шкала для меня.

Патриотизм и космополитизм — противопоставление? Патриотизм — это стены вокруг твоего огорода, а космополитизм — это бескрайность?

Да, космополитизм — это для меня человек Вселенной, но это не оппозиция патриотизму.

Патриот может быть космополитом?

Да, абсолютно.

Кто забор вокруг своего участка не ставит — космополит?

Думаю, да. И тем более сейчас. Если раньше, в древние времена, противопоставление на «свой-чужой» было уместно и понятно, то сейчас мы все настолько в одной лодке — все земляне, что мы просто обязаны быть космополитами и думать в том числе и о нашей планете. А перенос моральных ценностей в плоскость «свой-чужой» обычно отменяет всякие ценности.

Мы все очень взаимосвязаны. Мы все настолько сейчас перетекаем друг в друга в культурных, в экологических, в политических, в экономических, в каких угодно связях… И для меня здесь нет противоречия. Это опять же — матрёшка. Мы, как матрёшка, встроены друг в друга. Если ты поднимаешься на гору или на холм, чем выше у тебя точка обозрения, тем больше ты видишь и понимаешь. 

И чем человек больше вмещает в свое сознание, тем меньше в нем местечковости. Я ведь не против вышиванок, я всё это очень люблю, потому что работала в Ветковском музее, знаю не понаслышке… И дело даже не в самих вышиванках. Возможно, если бы люди больше знали свою культуру, и про те же самые вышиванки, про то, когда их надевали и для чего, могли бы читать эти тексты-орнаменты, то, возможно, и отношение было бы другим. 

В общем-то, я не вижу большой смысловой разницы между любыми культурами: индейской, белорусской, египетской… Все эти орнаменты, все эти ткани, обряды, ритуалы — это просто разные формы одного и того же, но суть одна. Именно по этой причине у меня нет разницы между патриотизмом и космополитизмом. 

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Стерва — это психологически больной человек или распущенность?

Нет, не норма. Это не норма ни для мужчин, ни для женщин. Это никак не норма. Я бы сказала, что это болезнь, может быть, не в клиническом смысле слова. Нездоровая позиция и, особенно, это нездорово, когда человек сознательно стремится к этому. Некая ментальная прошивка, вирус… Я не знаю, что вы вкладываете в смысл слова «стерва», но это та, которая использует людей. Да?

Да. С чем вы готовы расстаться, а что не хотелось бы отдавать?

Я очень не хотела бы терять своих любимых людей. С возрастом я опасаюсь использовать такие абсолютные понятия как «любовь», «дружба», а с другой стороны не очень вижу разницу между дружбой и любовью, поэтому друзья и любимые люди для меня — это одно и то же. 

Но вот здесь мне не везет совсем, почему-то так сложилось в моей жизни, что все мои самые-самые любимые, самые близкие, самые дорогие где-то далеко. Сейчас есть Интернет, сейчас мы можем общаться: скайп, телефоны, письма, фотографии… Не так чувствуешь оторванность, но все равно хочется близости физической: трогать руки, сидеть друг напротив друга, пить чай, пить вино, разговаривать часами, обнимать друг друга, смеяться, просто быть рядом.

В материальном плане я даже не знаю — никогда не жила фундаментально. Я всегда была такая — перекати-поле, хиппи, чума. От таких привязанностей я не зависела. 

У меня всегда была такая большая сумка, куда я складывала основные вещи и книги. Книги — это единственное, что есть ценное в моем доме… Сейчас у меня появились страхи — потерять, я изменилась. До рождения детей я не боялась вообще ничего, у меня как будто совершенно отсутствовало чувство страха. Я могла путешествовать как угодно: автостопом, на крыше поезда в Минск на футбол, ночами куда-то ехать, прыгать с парашютом, гонять на мотоцикле… 

А рождение детей меня изменило: появился вот этот страх за свою жизнь, потому что они ещё не на своих ногах. 

Лет 15 назад у меня нашли опухоль в мозгах, был испуг. Старшему, Яну, было тогда 4 года, я больше думала про него, чем про себя. Потом страх ушел, а через время я даже была счастлива, что это случилось. Казалось бы, небольшой дефект, лишняя ненужная деталь в моей голове…)

Интервью Саши Варламова с Еленой Березиной

Я вдруг стала задорная, веселая, стала настолько людей принимать такими, какие они есть, живу совершенно без претензий к людям, закончились все претензии. В течение двух недель у меня перевернулось все внутри. 

Через 9 месяцев мне случайно попался фильм «Две дороги»… Не буду весь рассказывать, но там девочка, вот как я, она была вся такая правильная-правильная, вся в костюмчиках французских… И вдруг, в одночасье вся жизнь ее рухнула… Там главный герой говорит ей: «Посмотри на себя, посмотри, все эти твои «спасибо-пожалуйста». Ты слабая, поэтому все тебя обижают». Они садятся на ступеньки на обрыве, и он ей рассказывает, что самурай, когда проходит инициацию, когда он становится на путь смерти, только тогда начинает жить. 

Буквально эта маленькая фразочка объяснила мне все, что произошло со мной. И все сразу встало на свои места. 

Я боюсь потерять здоровье — мама у меня тяжело уходила, я за ней ухаживала, она потеряла память, вот я боюсь потерять разум, быть обузой. Дай Бог со светлой головой уйти. Я очень боюсь очерстветь. 

Этого я не хотела бы променять и не хотела бы потерять — не хотела бы потерять легкость по отношению к людям, не требовать, не загружать людей…

А еще мне кажется, нам всем надо научиться быть ненужными, ведь время профессиональной реализации конечно… научиться получать удовольствие от себя, от близких, от ветра, от запаха свежего хлеба… от совершенно простых и понятных вещей…

Когда утром вы уже не спите, но глаза ещё закрыты, о чем думается?

О любви, я всегда о ней думаю, и когда засыпаю, и когда просыпаюсь. Любовь — это главное, что есть у меня. 


Рады видеть вас в Клубе состоявшихся женщин Театра моды «Шкаф»!

Автор благодарит Светлану Долгонюк за помощь в подготовке материала.

Фотографии из личного архива героини.



Задать вопрос или высказать пожелание

Оцените, пожалуйста, этот материал, выбрав желаемое количество звезд

Оценка читателей Diva.by: 4.1 из 5 (18 оценок)
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
посмотреть другие материалы с упоминанием ключевых слов: Саша Варламов, творчество, интервью, персоны, художники, семья, Клуб Состоявшихся Женщин

Статьи раздела

02 июня 2016 • Клуб состоявшихся женщин Светлана Авраменко: «Человек живет до тех пор, пока у него есть мечта» Героине Клуба состоявшихся женщин Светлане Авраменко 39 лет, она увлекается психологией, старается не мечтать о том, как жить, а жить так, как мечтает. Саша Варламов побеседовал со Светланой о том, как получать от жизни удовольствие, зачем слушать интуицию и как сделать так, чтобы счастье бежало вслед...
20 мая 2016 • Клуб состоявшихся женщин Светлана Долгонюк: «Всегда побеждают дипломаты, а не упрямцы» Читайте в интервью Саши Варламова с педагогом Светланой Долгонюк в рамках Клуба состоявшихся женщин: может л быть полезен чужой опыт? Каких принципов придерживаться в воспитании детей? Как сохранить отношения в семье в течение долгих лет и почему ревновать – вредно? И многое другое...
12 мая 2016 • Клуб состоявшихся женщин Елена Бондаренко: «В какой-то момент я поняла, что моя жизнь – бег по кругу» Героиня Клуба состоявшихся женщин Елена Бондаренко – продюсер и телеведущая кулинарной программы «Полезный десерт» СТРИМ ТВ, продюсер цикла программ «Охота в Беларуси» СТРИМ ТВ, проектный менеджер MediaTime.by и мама двух замечательных сыновей...
07 мая 2016 • Клуб состоявшихся женщин Ирина Гончарик: «Самое главное в моей жизни – жить с радостью и интересом» Ирина Гончарик, героиня Клуба состоявшихся женщин, уже на пенсии, но ведет очень активный образ жизни: пишет стихи, ходит на пилатес и в тренажерный зал, посещает театры, концерты, выставки, показы моды… Любит путешествовать, знакомиться с другой культурой и историей...
26 апреля 2016 • Клуб состоявшихся женщин Наталья Фурсова: «Мое счастье – внутри меня» Героине Клуба состоявшихся женщин Саши Варламова Наталье Фурсовой 44 года, она работает в журналах Taxi и «Клуб СВ», главными ценностями в жизни считает мужа и четверых сыновей...
17 апреля 2016 • Клуб состоявшихся женщин Светлана Федосик: «Любить – это делать одно дело с тем, кого любишь» Новая героиня Клуба состоявшихся женщин – Светлана Федосик, работает микробиологом на предприятии «Лекфарм». Все свое время делит между семьей и любимой работой – у Светланы муж и четверо детей...
05 марта 2016 • Клуб состоявшихся женщин Екатерина Владимирова: «На работе у меня сорок пар глаз, которые не обманешь» В рамках Клуба состоявшихся женщин Саша Варламов побеседовал с руководителем детского сада Little Prince Екатериной Владимировой...
26 февраля 2016 • Клуб состоявшихся женщин Любовь Нордштейн: «Мне все время нужно кого-то вдохновлять» В рамках проекта «Клуб состоявшихся женщин» Саша Варламов побеседовал с Любовью Нордштейн – известным минским архитектором и арт-директором объединения художников «Артель»...
Реклама на DIVA.BY
Тел.: +375 (29) 675-86-56, Skype: divaby0608